Фармацевт тоже принимал присягу: Ошарова И.А. (1896-1979)

Иллария Арсеньена Ошарова родилась в 1896 г. в селе Шемонаево Змеиногорского уезда Томской губернии в большой семье сельских учителей. В 9 лет ее отвезли в Барнаул и отдали в частную гимназию. Через год умер отец, и мать, оказавшись с четырьмя детьми в затруднительном положении, была вынуждена забрать дочь из гимназии и перебраться ближе к родственникам в Томск.

Девочку определили в Томский Мариинский женский приют, попечителем которого был купец Кухтерин. «…В приюте все дети находились под номерами, и у меня был №45, все вещи, платья, фартуки и белье было под №45». В 1913 г. от туберкулеза умерла мать и девочка осталась сиротой. «Жизнь в приюте шла по строгому расписанию, обучали в основном рукоделию и пению, <…> я прожила там 4 года». Затем тетя, сестра матери, забрала детей к себе. Она же отдала Илларию в 4 класс Женской Романовской гимназии.

Окончив гимназию в 1916 г., молодая девушка долго не могла найти работу. По совету и протекции семейства фармацевтов Скуе, живущих по соседству, удалось устроиться в аптеку. В 1922 г. ее перевели в химико-фармацевтическую лабораторию Сибмедторга.

«…Работа была интересная, готовились всевозможные настойки, экстракты, разные мази (причем на чистом свином внутреннем сале), косметические кремы, пудры, присыпки, зубной порошок и одеколоны. Все фасовалось и красиво оформлялось в нашей фасовочной. Экстракт мужского папоротника готовили из корня, им нас снабжал биолог Ревердатто, жена которого каждое лето с экспедицией отправлялась на Алтай за этим корнем. Мы же сами чистили, сушили, резали корень и готовили экстракт». 

Пройдя обучение на курсах повышения квалификации, получила профессию рецептора. Работая в аптеке, была редактором с[тен]газеты «Советский фармацевт». С 1938 г. работала в дежурной аптеке №86, которой руководил Борис Леонидович Гонт.

В 1939 г. Илларию Арсеньевну направили на курсы инструкторов-общественников противовоздушной и противохимической обороны (ПВХО). После этого она сама вела занятия с работниками аптеки: «…изучая противогаз, мы группами, в противогазах, ходили по городу».

23 июня 1941 г. ее, как медицинского работника, мобилизовали в ряды Красной Армии. Иллария Арсеньевна оставила четыре тетради с воспоминаниями о службе фронтового фармацевта. «…Фармацевт, как боец, приносил присягу в верности своему Отечеству». Вместе с ней были мобилизованы и другие фармацевты Томска. 

Пройдя подготовку при Томском военном госпитале, 15 июля 1941 г. отбыла на фронт в составе эвакуационного приемника (ЭП №22) 49-й Армии Западного фронта. Была начальником аптеки ЭП №22, а после разделения его в январе 1942 г. на два эвакоприемника (№22 и №124), до конца войны служила начальником аптеки ЭП №124, дойдя до Берлина.

Как правило, ЭП дислоцировались возле крупных дорог и выполняли роль сборных пунктов для дальнейшей отправки раненых. Здесь должны были принять раненого с передовой, оказать необходимую медицинскую помощь до момента подхода транспорта и отправки в профильный госпиталь. ЭП оказывал медицинскую помощь широкого спектра – если легкораненым требовались только перевязки и присмотр, то тяжелораненым были необходимы серьезные операции и уход до той поры, пока воин не выйдет из тяжелого состояния. Тогда пребывание растягивалось на долгий период времени – «…такие пациенты надолго оседали в приемнике, превращая его в госпиталь». 

Считалось, что ЭП находится не на передовой, а в тылу армии. Но постоянные обстрелы были привычным явлением. И фармацевт на фронте не только готовил лекарства, он должен был уметь воевать, и, значит, обращаться с оружием: метать гранату, стрелять из винтовки и пистолета, водить машину.

В ЭП№124 было две операционных, две перевязочных, 10 палат для раненых, сортировочная и санпропускник. Наиболее пригодные помещения отдавались под операционные, а работа аптеки проходила в палатках, разрушенных зданиях и подвалах. ЭП имел собственный движок, электричество от которого подавалось в первую очередь в операционные, аптеке же приходилось работать при керосиновой лампе. По воспоминаниям Илларии Арсеньевны, в 1941-43 гг. часто приходилось жить просто в лесу, где санитары ЭП своими силами делали срубы либо землянки, стены и потолок которых обтягивали белыми простынями, создавая для работы аптеки приемлемые санитарные условия.

Ни днем, ни ночью, при любых условиях, не прекращалась работа аптеки. Раненые поступали, обрабатывались и эвакуировались бесконечным потоком. Аптека выдавала перевязочный материал, кровь, кислород, готовила стерильные растворы и лекарства. Перевязочных материалов катастрофически не хватало. И если в самом начале войны бинты использовались один раз, то позже Санитарным отделом Армии по всем госпиталям было дано распоряжение подвергать бинты обработке (кроме гангренозных) и вновь пускать в работу. Делалось это так: санитар разматывал бинты с раненого и отдавал под расписку в прачечную, где их сутки вымачивали в хлорамине, затем кипятили и стирали. Санитар принимал чистые бинты по счету и сдавал в аптеку, которая передавала бинты в палату легкораненых, где их гладили и скатывали. Затем медперсонал проводил стерилизацию в автоклаве и возвращал стерильный перевязочный материал в аптеку. Такую обработку бинты проходили до трех раз и только после этого уничтожались. При выдаче бинтов в операционную или перевязочную, часть их всегда была новой, а часть – повторного использования.

У начальника аптеки был только один помощник, боец-санитар, который обеспечивал аптеку топливом, мыл посуду, гнал дистиллированную воду, делал заготовку хвои, из которой аптека готовила витаминный препарат для раненых. Вместе с начальником аптеки санитар получал медикаменты со склада, а при передислокации укладывал аптечное имущество и охранял его при перевозке. Судя по наградным документам Центрального архива министерства обороны РФ, надежным помощником И.А. Ошаровой с 1942 по 1945 г. был санитар ЭП №124, рядовой Федотов Захар Федотович. 

ЭП часто менял места дислокации, следуя за линией фронта. С 1941 по 1945 гг. ЭП №124 передислоцировался около 20 раз. Начальник аптеки в любую минуту был готов к передислокации, поэтому медикаменты и все медицинское имущество хранилось в специальных ящиках-укладках, а готовность к передислокации отрабатывалась до автоматизма. Во время учебной тренировки засекалось время от момента поступления команды, и начиналась работа по свертыванию аптеки, погрузка ящиков в транспорт. После того, как все аптечное имущество было полностью загружено в машину, начальник аптеки садился в кабину грузовика, а санитар в кузов; шофер заводил мотор и машина трогалась с места. Только тогда объявлялся отбой.

В боевой обстановке сохранность и учет аптечного имущества были вопросом жизни и смерти сотен раненных, собранных на ЭП для дальнейшей отправки. А в случае выбытия (по ранению или гибели) самого начальника аптеки другой медик должен был разобраться самостоятельно в сложном аптечном хозяйстве. Поэтому для начальников аптек при Санитарном отделе армии проводились занятия по учету и хранению аптечного имущества в условиях фронта, рационализации работ и изготовлению лекарств.

И.А. Ошарова с работниками Томского областного аптекоуправления. Сидят слева направо: фармацевт И.А. Ошарова, управляющий П.А. Константинов. Стоят И.Г. Яблокова, зав. аналитической лабораторией; В.И. Волкова, аналитик. 1946 г. ЦДНИ ТО. Ф. 5666. Оп. 1. Д. 40. Л. 119.

После 9 мая 1945 г. ЭП№124 продолжал работать до июля. Теперь на лечение поступали люди, освободившиеся из концлагерей, как правило, очень истощенные и больные: «…тут были люди всех национальностей: французы, поляки, болгары, чехи и, конечно русские». После того, как этот контингент был излечен, ЭП расформировали. Врачей и медсестер распределили по госпиталям, аптека сдала свое медицинское имущество на склад. Илларии Арсеньевне, как начальнику аптеки, дали отпуск для поездки домой, в Томск. Здесь военкомат направил ее на медкомиссию и в августе 1945 ее демобилизовали по состоянию здоровья.

В послевоенные годы И.А. Ошарова работала в аптекоуправлении, с 1948 г. руководила аптекой №37. Вышла на пенсию в 1960 г., но до 1969 г. еще продолжала трудиться. Последним местом ее работы была клиническая аптека Томского медицинского института. В целом этой профессии было отдано 50 лет.

Как сказано в ее наградном листе при представлении к ордену, И.А. Ошарова «обеспечила всеми видами медикаментов и перевязочным материалом 64376 человек раненых и больных, прошедших через эвакоприемник. Не было ни одного случая перебоев в снабжении медимуществом», а также его утерь и порчи. Выполнив работу в аптеке, она помогала в уходе за ранеными, а также ежедекадно выпускала стенгазеты, отражая в них вопросы наилучшего ухода за ранеными.

За проявленные в годы Великой Отечественной войны доблесть и мужество И.А. Ошарова награждена орденом Красной Звезды (1944 г.), медалью «За оборону г. Москвы».

Приказ о награждении И.А. Ошаровой Орденом Красной Звезды. // ОБД «Память народа».

Наградной лист И.А. Ошаровой (приложение к приказу) // ОБД «Память народа».

Архивные источники:

1. ЦДНИ ТО Ф. 5666. Оп. 1. Д. 40.
2. Поступила работать в аптеку. Из воспоминаний И.А. Ошаровой // Томские женщины. XX век. Сборник документов и материалов./Отв. ред. Н.М. Дмитриенко. Томск, 2003. С. 44-50. 

Публикации на сайте ЦДНИ ТО:

1. [Маркова Е.Г.] 50 лет со дня смерти Ревердатто Виктора Владимировича (дата обращения 18.10.2021)
2. Сидельникова С.В. Потомственный фармацевт Анна Альфредовна Скуе (1906-1999). (дата обращения 18.10.2021)
3. Королева М.Г. «У войны не женское лицо…». Женщины-медики в годы Великой Отечественной войны. (дата обращения 18.10.2021)

Интернет-ресурсы:

1. 210 лет аптечному делу в Томске. (дата обращения 18.10.2021)
2. Гавриил Константинович Тюменцев – русский учитель и сибирский краевед. 177 лет со дня рождения. (дата обращения 18.10.2021)

Материал подготовила главный архивист ЦДНИ ТО Сидельникова С. В.