Отчет пропагандиста кочевой политшколы А. П. Жданова

Кочевые политшколы Севера: методы деятельности пропагандистов

ОТЧЕТ
пропагандиста кочевой политшколы А. П. Жданова

февраль 1934 г.

Выше юр. Максимо-Яровского

Ехал на коне. Дорога была плохая, наваливался два раза. Погода была плохая. Буран. Замёрзли руки и ноги. Бежал пешком. Приехал юр. Белояровку. Покормил коня, попил чаю. Напоил коня, запрёг коня и поехал. Спросил дорогу юр. Каяксину. Дороги не было. Утопил коня, вытащил, запрёг и повёл в поводу. Сам давал следить дорогу. Провалился сам, намочил ноги, давай переобуваться. Переобулся и пошёл дальше. Стало поздно. Дорога не знатка, кое-как дошёл юр.Ильдейские. На гору стал зниматься, конь оборвался, упал под гору, стал выпрегать, выпрег и вывел на гору, стал на себе вытаскивать сани. Затомил. Стал запрягать коня и поехал юр.Каяксину. Был буран. Дорогу не видать стало. Ехала со мной женщина, замерзла, снял тулуп и дал ей тулуп, надела тулуп и обогрелась. Выпрягли мы коня, привязали коня, сами зашли в избу. Заставили хозяйку чай греть. Согрелся чай, попили чай, пошли отпустить коня. Давай спрашивать тунгусов, где стоят тунгусы. Стал искать проводника. Нашёл проводника.

4 февраля. Утром стали, умылись, попили чаю, напоили коня, запрёг коня, отправил ямщика. Сами стали направлять нарту, стали складывать в нарту богаж и склали богаж, взяли лыжи и нарту, надели лыжи и пошли к тунгусам. Был сильный ветер, где было идти плохо. Отошли четыре километра, стали курить, разговаривали насчет тунгусов, покурили и пошли дальше. Километров десять прошли, сломали лыжи, стали направлять лыжи и стали греть чай. Попили чаю и направили лыжи и пошли дальше. Километров пять отошли, попала тунгусская дорога, и мы около этой дороги пошли. Прошли километров пять, зашли в бор, бросили нарту, пошли [искать] тунгусов. Шли на лыжах тунгусской дорогой, стало поздно, провожатый пошёл на лыжах, а я, Жданов Аркадий Петрович, пошёл тунгусской дорогой без лыж. Было идти плохо, было темно, кое-как было видно дорогу. Увидели оленей и стали говорить, что стоят тунгусы недалеко. Прошли километр, увидели чумы, стоят три чума, зашли в чум. Стали говорить, Кит Петрович пришёл Жданов, сообщил всем тунгусам. Стали спрашивать, ответили им, что с вами проводить политшколу. Они обрадовались, согрели чай, попили чаю. После чаю обсказали, сколько время занимаются и сколько бесед, и на какие темы. После этого незадолго время пришёл тунгус Яков Никитович из другого бора, расстояние 100 километров. Поговорили с тунгусами, эти тунгусы стали собираться к тем тунгусам, ближе охотиться и там же проводить политшколу. После этой беседы стали пить чай. Был взят чай специально для угощения тунгусов и также табак. После этого стали ложиться спать.

Пятого числа утром встали, умылись и тунгусы тоже, стали пить чаю, после этого тунгусы стали собираться. Яков Никитович говорит — «Пойдём прямо на лыжах». Тунгусы поехали на оленях. Яков Никитович поехал прямо на лыжах. Был буран, говорит он — «Ты со мной не успеешь, буду ставить вам тычки, через часика два пошёл я к тунгусам.» Сперва было заметно дорогу, приблизительно километров 30 шёл лыжницей, потом затемняло, потерял дорогу, стало темно и заблудился, не было спичек, топора не было. Проходил всю ночь, мечтал о том, что я погиб, устал, шибко клонить стал сон, всё время бегал, достал хлеб мёрзлый, стал лазить в пазуху. После этого я решил, во что бы то ни стало найти дорогу, после этого стал искать, надел лыжи и пошел обратно на дорогу, отошёл три километра и нашёл провожатого, который вёл меня до тунгусов, спросил меня – ты заблудился. Согрели чай, попили чаю, и повёл меня к тунгусам, к Якову Никитовичу. Я перетомился, упал, недалеко ушёл, он давай греть чай, я лег спать, согрел чай, разбудил меня, попили чай и пошли дальше. Попала нам тунгусская дорога, пошли около этой дороги, было поздно, пришли к бору, находили олени, давай искать чумы, искали чумы не нашли, давай стрелять, дали пять выстрелов, ничего не слыхать. После этого пошли опять искать, нашли чумы, тунгусов не было, уехали дальше. Около этих чумов ночевать, давай рубить дрова и греть чай. Провожатый стал говорить, что дальше не пойду, кое-как я его сговорил, во что бы то ни стало найтить, большевики никогда [не впадают] в панику, а что задумали, должны изделать. Легли спать. Утром стали, он давай греть чай, попили чаю, пошли дальше, нашли тунгусов, четыре чума. Зашли в чум, давай разговаривать, по какому делу пришли, давай греть чай и давай спрашивать, где ещё стоят тунгусы, они сказали, ещё три километра стоят три чума. Послали комсомольца-тунгуса за ними, покуда пили чай, приехали те тунгусы. После этого стали проводить беседу — зачем мы приехали, стали мы [говорить] о том, что мы специально приехали с вами побеседовать и проводить политшколу. С тем расчетом, чтобы не сорвать охоту, постановили: женщины занимаются днём, с мужчинами вечером. Пояснили, какие темы у нас будут проходить.

7 февраля. Утром стали, умылись, попили чаю, собрали мужчин-охотников на счёт охоты, разбились на две бригады, заключили договор на соцсоревнование. Объявили штурм, выбрали бригадиров. Яков Никитович, у него было 4 человека, во второй бригаде был Тугундин Гаврила Андреевич, комсомолец. После этого пошли на охоту, мы стали заниматься с женщинами.

Первая беседа. Обсказали, что такое представляется политшколой. Первая беседа — Советская власть и коммунистическая партия большевиков. Им обсказали, что такое, их заинтересовала беседа. Были портреты Карла Маркса, Энгельса, Сталина. Пояснили им, после этого попили чаю. Женщины давай принимать активное участие (по этой теме). Продолжение этой темы. Ольга Васильевна, 110 лет, как ей жилось при царизме, она говорит, что раньше жилось тунгусам плохо, при советской власти живём лучше. Татьяна Александровна, Пелагея Андреевна, Мария Андреевна спрашивают про Сталина, Энгельса и Ленина, кто они — крестьянин или рабочий, и русский или тунгус. Татьяна Никитишна — кто руководит страной, в Центральном Исполнительном Комитете есть ли тунгусы.

После этой беседы изучили песню Интернационал, после этого разошлись все по чумам и спрашивали, будем или нет собираться. После этого стало поздно, напилили дров. Стало темнеться, пришли с охоты мужики. Первая бригада добыла 8 белок, вторая 9 белок. Попили чаю, собрались в чум, стал я их угощать табаком, они были рады, что приехал, привёз табак и чай. После этого стали греть чай и стали проводить беседу — Советская власть, коммунистическая партия большевиков. Провели эту беседу, давай пить чай. После этого давай задавать вопросы. Тугундин Яков Никитович — кто может быть коммунистом? Адольф Адольфович — Энгельс из крестьян и рабочих?

Николай Андреевич посмотрел на портрет Сталина и говорит — Он управляет страной, Сталин учился у Ленина. Адольф Васильевич говорил: Свердлов был в ссылке на Максимояровске. Александр Гаврилович говорил — о комсомоле, [что он] является помощником. Тугундин Яков Никитович — жизнь строится по-новому. Николай Андреевич говорил — Энгельс первый начал [говорить] о революционном движении.

Очень принимали активное участие. После этого стали говорить об утренней зарядке, создали физкружок, договорились, чтобы утром встать в чум к молодым ребятам проводить физзарядку. После этого стали изучать Интернационал. Потом стали говорить, как называется мотив — «Как родная меня мать провожала». После всех песен стали пить чай и стали расходиться, стали ложиться спать. Ольга Васильевна — раньше при царизме нас боялись, а сейчас нас любят русские.

8/II — 34 г. Утром стали, умылись, стали собираться к чуму, собралось 15 человек и стали проводить физзарядку. После этого ребятам стало интересно, стали спрашивать — утром будем опять проводить, — после этого собрались в кучу и стали петь песни. Разошлись и стали пить чай. Пошли на охоту. Осталось три старухи, стали мы заготовлять дрова, после этого пошли смотреть оленей. Ольга Васильевна пекла хлеб, разгребла золу, давай в золу садить хлеба, после этого опять начала катать хлебы, сама плюёт и курит трубку, она этими руками ловит вшей и кидает на огонь. Стал я с ней говорить, что помещение у вас холодное, нельзя ли было построить избу, она сказала, что олени не могут жить на одном месте. Стал вечер, стали охотники приходить и стали заниматься, стали пить чай. Собрались в чум женщины и мужчины, стали в общем совместно проводить политшколу — национальная политика и советская власть. Принимали активное участие в беседе как женщины, так и мужчины. Интересовались вопросами. Тугундин Яков Никитович — как раньше буржуазия издевалась над тунгусами, сейчас при советской власти мы стали все одинаковые. Кит Петрович говорит, что раньше буржуазия приж[имала]ала нас, обманывала. Александр Петрович: — раньше не пускали на квартиру, боялись, что замараем, а сейчас при советской власти мы являемся все одинаковыми. Гаврила Андреевич — сейчас куда ни поедешь, везде принимают. Мария Андреевна говорила, что сейчас об нас заботятся, стараются нас учить. После этого стали пить чай, попили чай, стали петь песни партизанские «По долинам, по долам». После всего стали петь Интернационал и пошли домой спать. После этого Николай Андреевич взялись вместе с нами переписывать песнь Интернационал.

9/II — 34 г. Стали утром, разложили костёр, согрели чай, умылись, и давай проводить физзарядку. После этой физзарядки стали петь песни, потом разошлись по своим чумам и все пели песни. После этого попили чаю и пошли на охоту. Ольга Васильевна сидела, пела песни Интернационал. После этого стала варить мясо и стала есть сырое мясо, после этого начал я играть на языке, она плясала, потом пошёл по всем чумам, проводил читку о значении первой пятилетки, потом пришёл в чум к Андрею Григорьевичу, который направлял лыжи, направил лыжи и говорит — Это мой конь, я без лыж никак жить не могу, — потом пошёл в чум, попил чаю, почал рубить дрова. После этого стали приходить охотники. Опять стали собираться в чум вечером и стали проводить беседу о значении первой пятилетки, где все участвовали, — женщины и мужчины. После этой беседы начали интересоваться вопросами, и давай друг другу задавать вопросы. Более заинтересовало — машинно-тракторные станции, комбайны.

Тугундин Яков Никитович задаёт вопросы о коллективизации. Александра Петровна говорит, что коллективно лучше жить. Ольга Александровна – где [больше] земли. Пелагея Андреевна задала вопрос — как летают аэропланы. Татьяна Николаевна говорит, — откудова привозят эти машины. Ольга Васильевна — фабрики есть, которые вырабатывают товары. Николай Андреевич говорит, что мы сейчас имеем свои фабрики. После этого принимали активное участие мужчины и женщины о первой пятилетке. После этого стали пить чай, попили чаю, пели Интернационал, и разошлись, и стали ложиться спать. Якова Никитовича заинтересовало, как бы съездить посмотреть, как идёт стройка.

Утром стали, давай умываться, после этого стали проводить физзарядку. После физзарядки попили чай и пошли все на охоту. Пошёл и я с ними, версты три прошёл и вернулся обратно, сломал лыжу. Пришёл домой, стал поправлять лыжу, поправил лыжу. Стал вечер, некоторые охотники пришли с охоты и стали собираться в чум. Стал угощать их табаком и согрел чай. Попили чаю и приступили к занятию 10 февраля 1934 г. на тему о значении Первой Пятилетки. Ознакомились с этой темой и активно принимали участие о значении второй пятилетки. После этой беседы стали задавать вопросы как мужчины, так и женщины. Более их интересовал вопрос о развитии народного хозяйства. Задавали вопрос — какие у нас совхозы и колхозы, облегчение народу, и, говорят, большое облегчение, и мы сейчас живём лучше и также учат нас грамоте. Принимали все активное участие, мужчины и женщины. Ольга говорит — сейчас крестьянину живётся лучше, подать он не платит. После этой темы стали петь Интернационал и после этого разошлись. Попили чаю. Ольга говорит — хорошо приехал и новости нам рассказал.

11/II — 34 г. Утром стали, умылись, позвонили в звонок и стали собираться к чуму проводить физзарядку. После этой физзарядки стали петь песню и стали расходиться. Пошли на охоту. Которые ушли на охоту, которые остались ловить оленей, чтобы переехать дальше. Поймали всех оленей и стали [складывать] своё имущество. Дали мне пару оленей и поехал с ними. Приехали на место и стали огребать снег, а которые стали отпускать оленей. Отгребли снег, стали делать чумы, сделали чумы, согрели чай, попили чай и стали собираться в чум.

Стали проводить беседу на тему: «Социалистическое освоение Севера». Принимали активное участие как женщины, так и мужчины. После этого разговаривали женщины и мужчины, что на Севере есть богатства. Говорят — шаман обманывал народ, сейчас бросают у нас веровать. Гавриил-комсомолец говорит, что ещё есть шаманы, которые ещё веруют. Ольга Васильевна рассказывала — у крестьян раньше попы брали коров, у нас шаманы оленей. Тугундин Яков интересовался, почему и куда сослали кулаков и т.д. Принимали активное участие, после этого стали играть на музыке и пошли <…> , после этого стали расходиться спать. Попили чаю, легли спать.

После этого, назавтра, 12/II — 34 г., утром стали, умылись и подали звонок, стали проводить физзарядку. После физзарядки пошли по чумам, и пошли на охоту. После этого мы пошли резать дрова и смотреть оленей. Посмотрели оленей, собрали маленьких ребятишек и давай записывать их в пионеры, записались семь человек в пионерский отряд. После этого стал проводить с ними физзарядку. После этого вечером стали собираться в чум и стали проводить беседу о кооперировании малых народов Севера. Принимали активное участие женщины и мужчины о значении кооперации. После этой темы стали задавать вопросы женщины и мужчины, что кооперация является наша. Выступает Тугундин Яков, что мы должны быть все в кооперации членами, что она является наша руководительница, что мы должны вступить, тем более будет производство и т.д. После этого разошлись, легли спать. Утром стали, умылись, подали звонок, провели физзарядку. После этого стали петь песни и разошлись по чумам. Попили чаю и пошли на охоту. Я занялся, написал листовку охотника-ударника, а отстающих вывесил в чуме. После этого пошел рубить дрова, нарубил, натаскал дров, стал вечер. Стали охотники приходить с работы и стали собираться. Собрались все, и я зачитал им листовку ударников и отстающих. Было интересно, смеялись и которые отстающие.

После этого приступили к занятиям на тему — будем жить по-новому, по-советски. 13/II — 34 г. принимали активное участие в проведении этой темы мужчины и женщины. После этой темы стали пить чай. Попили чаю и приступили к продолжению темы. Женщины и мужчины говорят, что об нас заботятся, раньше мы не видали газет, ни журналов, а сейчас мы видим, для нас кино, «Красные чумы», грамоте учат и чистоте, об нас заботятся, при царе мало внимания обращали и проч. После этой темы пели песни, Интернационал и пошли по чумам. После этого утром встали, подали звонок, стали проводить физзарядку и после пели песни и пошли по чумам с песнями. Попили чаю, пошли на охоту. Я остался, женщины не ушли на охоту. Я стал с ними проводить о ликвидации неграмотности. После этого попили чаю и приступили к продолжению, и женщины согласились обучаться. [Решили] 20 мая приступить, собраться всем вместе и выслать туда лектора в чумы. Вечером попили чаю и стали собираться в чум.

Приступили к теме 14/II — 34 г. — кто друзья и враги трудящихся. Участвовали в этой теме активно как мужчины, так и женщины. После этой темы посидели, сделали перерыв и приступили к продолжению. Стали задавать вопросы, как женщины, так и мужчины. Возможно ли избирать в сельсовет кулака, помещика, мы не допустим этого, потому что управляют рабочие и крестьяне. После темы мы стали говорить на счёт ликвидации неграмотности, согласились 15 мая 1934 г. собраться всем тунгусам и прислать ликвидатора. После всех бесед стал отправляться в Максимояровск. Тунгусы не пускали, пришлось ночевать. На завтра запрегли оленей и простились. <…> Погода была скверная, я ехал без дороги. Нашли медвежью дорогу и стали копать нору лопатами. Он зарычал, рогатин не было, и бросили копать. Поехали дальше, сломали сани, давай расправлять и кормить оленей. Приехали в юр.Алипку. Попили чаю, пошли вместе кормить оленей, накормили оленей и пошли собирать собрание ячейки Осоавиахим. Провели собрание, открыли красную вечеринку. <…>.

Пешком пришел [в] бр[игаду] «Луч Севера». Повёл беседу о значении второй пятилетки. Женщины заинтересовались, после стали заниматься грамотные ликпунктом. Утром стал, умылся, напился чаю, направил лыжи и пошел к юр.Белояровку. Шел на лыжах, снял лыжи и пошел пешком по дороге, пристал, согрел чай, попил чаю и давай двигаться дальше. Пришёл Белояровку поздно, все спали, постукался, запустился. Согрел чай, попил чаю, надел котомку и пошел. <…> Шел, пристал, загляделся на лисицу, срубил лесину и стал направлять лыжи и пошел. Далее пришел Максимоярск, попил чаю, пошел в сельсовет, спросил Величко, мне сказали, что нет.

<…>

Жданов.
ЦДНИ ТО. Ф. 495 Оп.1. Д. 62. 11- 20.