Историки и архивисты: еще раз по поводу проблем взаимодействия

Л.Н. Приль. Зав. сектором ЦДНИ ТО, к.и.н.
1. Проблемы взаимодействия

О том, что проблемы взаимодействия есть, каждый архивист знает на своем опыте.

Многие историки и историки архивного дела беспокоены состоянием отечественной архивоведческой мысли, которая, по их мнению, «отстала от современного уровня научно-теоретического мышления в гуманитарной сфере как в России, так и за рубежом». Причин называется несколько – превращение российского архивоведения в эмпирико-технологическое, «ставшего набором технологических методик и правил обработки и сохранения архивных документов в государственных архивохранилищах»; засилье учрежденческого подхода к архивам как «депозитарию» ведомственных бумаг вместо более широкого взгляда на архивы как на материально фиксированный образ … единства человечества», что неизбежно вызвало общее понижение культурного и интеллектуального уровня архивистов (Хорхордина Т.И.). Специалистами и неспециалистами фиксируются существующие в архивной среде «тенденции к консервативности и обособленности» (Горяева Т.М.).

С этими утверждениями трудно спорить. Мысль технологического архивоведения бьется над проблемами документа как формы, оставив в стороне его содержание, или, как говорит Т.И. Хорхордина, его «гуманитарную сущность». Архивисты превратились в технических работников. По ее мнению, проблему можно решить только тогда, «когда наука об архивах будет основываться на тезисе о приоритете гуманитарных аспектов профессии архивиста будущего столетия над государственно-административными».

Но это не вся правда. По мнению Т.М. Горяевой, архивы обычно связываются с исторической наукой и ее источниковым обеспечением. Однако это только часть деятельности архивов: «В отличие от музеев и библиотек, осуществляющих важнейшие культурно-просветительские и научно-познавательные функции, архивы являются частью государственных механизмов, их правовым гарантом. Только архивы несут важнейшее обязательство перед государством и гражданами в документальном подтверждении их юридических прав и социальных гарантий. И если для государства это законодательные, дипломатические, картографические и другие источники, в подлинниках фиксирующие основополагающие интересы страны, то для рядовых граждан РФ это совокупность управленческой документации, включая документы по личному составу, всему спектру государственно-экономической и социально-культурной деятельности».

Архивы ответственны не перед какой-то частью общества – историками, или органами управления, они ответственны перед обществом. Архивы – это не только информационный ресурс. Это институт социальной памяти; особая коммуникативная система, функция которой – посредничество между прошлым опытом человечества и настоящим, передача информации от одного сознания к другому, посредником в этом процессе выступает архив. Архивист предоставляет информацию разным категориям пользователей – рядовому гражданину, государственным органам, историкам. Но все же, выполняя свои функции в государственном масштабе, мы видим, что на уровне сотрудничества с историками у нас есть проблемы.

2. Причины проблемы – состояние архивного сообщества

Реально запросы и обращения приоритетного пользователя (государственных органов управления) занимают в процентном отношении меньшую долю, чем обращения в архив научной общественности. То есть, большинство людей, работающих в читальных залах – исследователи, научные сотрудники, преподаватели и аспиранты. Может ли архив в существующих условиях быть на равных со своим основным партнером – научной общественностью?

Органы государственного управления, приоритетный пользователь, предъявляет к архивистам такие требования, как оперативность ответов на запросы, скорость поиска информации, умение ориентироваться в фондах, чтобы знать, где быстро найти необходимую информацию. А для историков нужен другой язык. Какой? В чем должна быть специфика труда историка-архивиста, чтобы он мог взаимодействовать с историком?

Есть ли сегодня основа для партнерства и взаимодействия у архивистов и историков? Отношения между людьми – тонкая сфера, неравенство статусов, недостаток квалификации партнера интуитивно осознается обеими сторонами. В наши дни идеальной была бы ситуация, когда историки и архивисты выступали бы партнерами в работе по проекту (гранту). Однако более распространенным является другой вариант, когда историка и архивиста можно сравнить с такими персонажами, как алхимик и кладовщик: один хранит свинец, другой из свинца делает золото. Чем больше у историков грантов и проектов, тем быстрее должен переносить затребованные дела архивист, а его усилия связаны только с наматыванием тонно-километров, но не с ростом его квалификации. Таким образом, неравенство статусов, квалифицированный историк /неквалифицированный архивист – одна из сторон проблемы.

Не будем винить в своих бедах историков. К кому обращены претензии и упреки историков? К сотрудникам отделов использования, отделов НСА и комплектования. Готовы ли эти работники архивов к сотрудничеству, если их профессиональный кругозор ограничен нормативными документами и методическими рекомендациями? Может ли архив в существующих условиях быть «на равных» с одним из основных партнеров – научной общественностью? Руку на сердце положа, можно сказать, что документы, обязательные к исполнению в архивной отрасли, не требуют от отдела (сектора) использования какой-либо работы по изучению своих фондов, время на это не выделяется, хотя ежедневный опыт расширяет представления об информационном потенциале различных фондов. Для обычной деятельности (поиск информации, подготовка справок, организация использования) архивисту достаточно фрагментарного представления о документальном массиве своего архива. Его никто не упрекнет в том, что он не изучает документы своего архива – перед сектором (отделом) использования задача по изучению документального массива не ставится. Получается парадокс – храним, не очень представляя, что именно.

В то же время, работу архивиста, по словам Т.М. Горяевой, можно рассматривать как «осмысленную научно-информационную деятельность», она представляет собой, по ее мнению, замкнутый цикл, состоящий «из формирования источниковой базы (комплектование) и ее научного осмысления (описание и использование)». На наш взгляд, ключевыми словами здесь являются два – «научное осмысление».

Скажем честно, не историки и не государственные органы, – архивная отрасль не ставит передо мной, как ее работником, проблему «научного осмысления» того, с чем я ежедневно работаю. Если я хочу быть хорошим специалистом в своей профессиональной сфере, каким должен быть мой кругозор? Неужели это только методические рекомендации, которые, чаще всего анализируют только форму и формальную сторону документа, не затрагивают его содержания?

Архивист и историк, чтобы понимать друг друга, должны говорить на одном языке. В нынешней ситуации сказалось отсутствие гуманитарной составляющей труда архивиста. На наш взгляд, ситуация партнерства с историками возможна только в ходе развития теории и практики архивоведения как гуманитарной дисциплины.

Литература:

1. Горяева Т.М. Хранить вечно? (беглые заметки) // Новое литературное обозрение. 2005, №74. Электронная версия:http://magazines.russ.ru/nlo/2005/74/go17.html

2. Хорхордина Т.И. Архивоведение на стыке веков // Архивистика на рубеже веков. XX—XXI (Труды Историко-архивного института. Т. 35). М., 2000.