Г.С. Батеньков и Томск: новые документы о владельцах дачи Бессер-Зин

Изучение событий середины XIX в. еще имеет обширные лакуны, даже когда речь идет о жизни и деятельности известных личностей. Декабрист Г.С. Батеньков провел в ссылке в Томске десять лет (1846–1856 гг.), но далеко не все сюжеты, связанные с его пребыванием в Томске, имеют под собой документальную основу.

Нескольким поколениям томичей известна версия И.Л. Фуксмана, пересказанная затем А.В. Адриановым, о том, что участок земли в 55 десятин под названием Бессер-Зин, находившейся рядом со Степановкой, был подарен Г.С. Батенькову Степаном Сосулиным. На этот участок затем Лучшевы и перенесли свой старый дом из Томска [1].

В фонде Томской Чертежной мастерской выявлены документы, по-иному описывающие владельческие привязки земель на Степановке. Этот круг источников позволяет прописать иную, документально обоснованную версию принадлежности дачи Бессер-Зин, и попутно поставить вопрос о том, кому принадлежал огромный массив земли, ныне именуемый Степановкой.

Документы четко называют участников сделки купли-продажи, их официальный статус, дату сделки, размер и стоимость земельного участка. Сделка по приобретению участка земли размером 50 десятин была совершена между чиновницей 9 класса Анной Ивановной Лучшевой и коммерции советником, семипалатинским 1 гильдии купцом Степаном Ивановичем Поповым 1 мая 1851 г. Было оговорено, что купленный участок надлежало выделить из 1997 десятин земли С.И. Попова, заложенных в Сибирском Общественном банке [2]. Сумма сделки – 400 рублей серебром (по 8 рублей за десятину) была внесена А.И. Лучшевой за С.И. Попова в указанный банк [3].

Затем А.И. Лучшева подарила купленный участок земли своему сыну, Николаю Ивановичу Лучшеву, коллежскому регистратору 14 класса, служившему на золотых промыслах Томского округа в должности горного исправника . Можно отметить, что сама владелица называет дачу Бесар-Зик. В других документах этого дела землемеры ее называли так, как нам более привычно – Бессер-Зин [5].

Позднее размер и форму участка пришлось более точно оговорить в миролюбивой сказке от 29 июля 1851 г., поскольку сразу же по приобретении участка начался процесс его обустройства. Поэтому 2 ноября 1852 г. из-за того, что Лучшева сделала «значительные издержки заведением на ней усадьбы, осушкой болота, очисткой леса и проведением дорог», наследникам С.И. Попова (сыновьям Александру и Николаю) пришлось согласиться на оставление участка в таких размерах, какие реально сложились к этому времени (около 63 десятин), и это положение зафиксировать в окончательном утверждении акта на землевладение [6].

Документы касаются и другого сюжета, — как появился у Поповых огромный земельный массив, часть которого позднее была куплена А.И. Лучшевой. История приобретения его такова. Степан и Андрей Поповы купили землю в Спасской волости у статского советника Карла Миллера незаселенной, в количестве 3 тысяч десятин. Купчая крепость была совершена в Петербурге в 1833 г., во 2-ом департаменте Петербургской палаты гражданского суда [7] .

Самому К.Миллеру земля была пожалована в вечное и потомственное владение 30 мая 1819 г. Но в течение долгого времени он почему-то не совершал отвода земли. Наконец, встретив необходимость закрепить землю за собой, он просит Правительствующий Сенат отвести причитающиеся ему 3 тысячи десятин в Томской губернии и уезде, и 8 марта 1833 г. Сенат предписывает Казенной палате отвести эту землю в Спасской волости Томского уезда [8].

Уже 23 мая 1833 г. Правительствующий Сенат своим указом дал знать Казенной Палате, что К.Миллер продал землю (3 тысячи десятин) Андрею Яковлеву и Степану Иванову Поповым [9]. Позднее часть земли (1 997 десятин) была заложена С.И. Поповым в Сибирский Общественный банк в обеспечении полученных им в ссуду денег в размере 11 тысяч рублей [10].

Так Степан Попов стал крупным владельцем земли в окрестностях Томска. На наш взгляд, владение тремя тысячами десятин земли давало основания назвать этот массив Степановкой. Если поставить вопрос, в честь какого хозяина могла быть названа Степановка – Степана Сосулина [11] или Степана Попова, то более вероятным представляется имя С. Попова.

Постепенно от этого большого массива откалывались (продавались, переходили в наследство, входили в приданое) небольшие участки. Так, в документах названы соседи Лучшевых по даче Бессер-Зин — жена вышневолоцкого купеческого сына Марья Александровна Сосулина и полковник Шрейдер, которых землемеры приглашали на межевание дачи [12].

Выявлены ориентировочные даты, когда Сосулины и Шрейдер стали владельцами своих земельных участков, а также некоторые детали этих двух сделок. В документах сказано, что землемер Ромашев установил межевой знак в 1850 г. на меже «дачи» Марьи Сосулиной [13] . Важно отметить, что, по сведениям Н.М. Дмитриенко, Степан Сосулин купил свой участок земли также у Степана Попова [14] .

Кто же второй сосед, отставной полковник Валериан Петрович Шрейдер (Шредер), владелец винокуренного завода? Одно из дел фонда названо так, что проливает свет на то, кем приходился Шрейдер С.И. Попову: «Межевое дело Томской губернии и округи земле, уступленной по дарственной записи коммерции советником Поповым его дочери по муже полковнице Шрейдер» [15]. То есть В.П. Шрейдер (Шредер) являлся зятем С.И. Попова. В свое время земля эта была подарена С.И. Поповым своей дочери, Александре Степановне, в 1836 г. в количестве 1 тысячи десятин. Тогда дочь Степана Попова была замужем за действительным статским советником Петром Завелейским [16]. Одна из привязок ее большого участка — близ большой столбовой дороги, идущей из Томска в Ачинск. Спустя десять лет, уже когда Александра Степановна состояла во втором браке, землемеры отмечали, что земля за прошедшие десять лет во владение не введена, особого плана и межевой книги на нее не было [17]. А в 1846 г., уже когда Александра Степановна была полковницей Шрейдер, «приказали …командировать землемеров для отвода на законном основании земли …полковнице Шрейдер одну тысячу десятин…» [18].

Вернемся к тому, что Г.С. Батеньков в письмах говорит о Соломенном хуторе, как о своей собственности, который он мог продать, но отклонил предложение С.Т. Аргамакова, и оставил Соломенный в пользовании Н.И. Лучшева [19]. Мы можем предположить, что Г.С. Батеньков, как ссыльнопоселенец, вплоть до полной амнистии (1856 г.) был лишен части гражданских прав, и потому не мог приобретать недвижимость и владеть ею. Поэтому сделка по приобретению Соломенного хутора была совершена его ближайшими томскими друзьями – семьей Лучшевых.

Еще один поворот сюжета связан с тем, имелись ли у декабриста деньги на приобретение недвижимости. Е.А. Андреева называет размеры пожертвований и фамилии его благотворителей, причем иногда это были крупные суммы до 1 тысячи рублей в год. Материальную поддержку декабристу оказывали А.П. Елагина и названный выше С.Т. Аргамаков [20].

Известно, что в строительство нового городского дома Лучшевых Г.С. Батеньков вкладывал собственные средства [21]. Кроме того, до сих пор томские исследователи предполагают, что Г.С. Батеньков проектировал некоторые томские постройки и, вероятно, получал за это деньги. Но достоверные факты еще не обнаружены. Поэтому вероятно, что дача Бессер-Зин была действительно приобретена на его деньги и для него, но официальные бумаги были оформлены на Н.И. Лучшева.

Таким образом, выявленные документы дают возможность изменить владельческие привязки Соломенного хутора, называемого также дачей Бессер-Зин; уточнить даты нескольких покупок недвижимости на Степановке, круг действующих лиц и их роль в акте купли-продажи земли, а также поставить вопрос, в честь кого могла быть названа Степановка – Степана Попова или Степана Сосулина.

Возможно, по мере изучения сюжета и выявления новых документов, у историков появятся новые факты и версии происходившего.


[1] Адрианов А.В. Томская старина // Труды МАЭС ТГУ. Томск. 2002. С.328.
[2] ГАТО. Ф.144. Оп.1. Д.400. Л.1.
[3] Там же.
[4] Там же. Л.27
[5] Там же. Л.24
[6] Там же. Л.15-15об.
[7] ГАТО. Ф.144. Оп.1. Д.400. Л.1; Д.292. Л.8 об.-9.
[8] ГАТО. Ф. 144. Оп.1. Д. 292 Л. 9 об.
[9] Там же. Л.10
[10] ГАТО. Ф.144. Оп.1. Д.535. Л.11.
[11] Адрианов А.В. Томская старина // Труды МАЭС ТГУ. Томск. 2002. С.292.
[12] ГАТО. Ф. 144. Оп.1. Д.400. Л. 48; Д.401.Л.3.
[13] ГАТО. Ф. 144. Оп.1. Д. 401, 402.
[14] Томск. История города от основания до наших дней. Томск: Изд-во ТГУ, 1999. С.77.
[15] ГАТО. Ф.144. Оп.1. Д. 299. 39 л.(обложка дела, Л.1,3.)
[16] ГАТО. Ф. 144. Оп.1. Д. 292 Л. 9
[17] Там же. Л.8.
[18]Там же. Л.10-11.
[19] Андреева Е.А. О строительной деятельности Г.С. Батенькова в Томске // Труды ТГОИАМ. Томск. 1996. Т.IX. С.116.
[20] Там же. С. 120.
[21] Там же. С. 115.
Публикацию подготовила Приль Л.Н.